Амаркорд по-белорусски

28 ноября 2012

Анатолий КРАСИНСКИЙ, доктор искусствоведения

(Продолжение. Начало в «НЭ» №№ 4–7)

Союз кинематографистов

Нахожу папку, на которой однажды обозначил — «СК», в ней находятся кое–какие материалы, касающиеся деятельности нашего Союза кинематографистов. Сегодня он, Союз, как бы существует, а на самом деле его уже давно нет. Говорю «как бы», потому что БСК мало на что влияет и мало что значит и для кинематографистов, и для чиновников.

Когда–то проходили съезды, пленумы, конференции, смотры–конкурсы, «круглые столы», велись дискуссии, творческие споры… Почти полтора десятилетия этого нет, и у деятелей кино остается ощущение пребывания в безводной пустыне, в которой ничего не растет. Особенно не хватает творческого клуба, который принято было называть «Дом кино». Под этой вывеской работает один из кинотеатров города, где хозяева–кинопрокатчики иногда милостиво позволяют кинематографистам проводить свои мероприятия.

Не собираюсь кого–то упрекать. Упрекать время, в котором живешь, бессмысленно — таким оно сложилось и иным вряд ли сможет быть. Тем более, что для кого–то оно, возможно, замечательное. Останавливаю себя, ибо пространные рассуждения такого рода похожи на старческое ворчание.

Красный костел (разумеется, здание костела) сыграл большую роль в новейшей истории белорусского кино. Когда до войны, в 1938–1939 годах, осуществлялся переезд киностудии «Савецкая Беларусь» в Минск, предполагалось, что студия разместится в строящемся здании на Могилевском шоссе (теперь Партизанский проспект). Эта идея еще витала в воздухе в первые годы после освобождения Минска от оккупантов, и в 1946 году, когда студия получила название — «Беларусьфильм». Однако планы переменились, на предполагаемом месте, на Могилевском шоссе, обосновался мотовелозавод, а киностудию временно разместили в Красном костеле, где до этого устраивал свои спектакли театр… Уже тогда планировалось возведение помещений киностудии на окраине Минска, за парком Челюскинцев, в конце проспекта имени И. В. Сталина.

С 1961 г. здесь, на нынешнем проспекте Независимости, располагается киностудия «Беларусьфильм». В 1968 г. в нее влилась киностудия документальных и научно–популярных фильмов, существовавшая да той поры в старом здании, то есть в костеле. Хозяином здания стал Союз кинематографистов республики. Хочу заметить, что существование этого здания было под большим бюрократическим вопросом, имелись планы, причем, они не были закрытыми, о сносе костела и строительстве на его месте большого современного кинотеатра. Фотография планируемого кинотеатра публиковалась в газетах. Какими мотивациями руководствовались эти товарищи–проектанты, догадаться нетрудно. Многое может подсказать сам факт нежелательного присутствия костела рядом с таким важным зданием как Дом правительства.

Когда же неправдоподобная, по сегодняшним меркам, затея заглохла, у архитекторов возникла мысль организовать в костеле свой центр. Союзу кинематографистов высокое начальство обещало построить специальное здание. По крайней мере, главный белорусский кинематографист той поры В. Корш–Саблин, который был вхож в ЦК партии, информировал нас об этом.

Но времена менялись. В начале 1990–х кинематографистам пришлось отдать костел верующим, а правлению Союза предложили расположиться в старом добротном здании на перекрестке улиц Володарского и Карла Маркса. Так как в этом помещении отсутствовал просмотровый зал, пришлось его соорудить, ликвидировав нескольких комнат.

Но все это было потом. Организация же творческого Союза началась с создания оргкомитета, в обязанности которого входила подготовка к проведению первого съезда: он должен был узаконить возникновение и существование этой организации — Союз кинематографистов Беларуси. Корш–Саблин поставил нас в известность, что выдвигать свою кандидатуру на пост первого секретаря не собирается, так как наступила пора дать дорогу молодым. И к сказанному добавил, что у него есть конкретная кандидатура на должность руководителя Союза — молодой, энергичный режиссер Игорь Добролюбов. Никто Корш–Саблину не возражал, и на съезде тайным голосованием был избран Добролюбов. У него, действительно, в ту пору еще не остыл комсомольский задор. Добролюбова в роли университетского активиста мне видеть не довелось, но смею довериться рассказам очевидцев: он всегда блистал в общении с массами, покоряя слушателей своей непреклонной убежденностью в правоте дела, которому стоит служить.

Игоря я впервые увидел и познакомился с ним в библиотеке Дома правительства, когда ко мне, редактору сценарного отдела, занятому перелистыванием старых журналов с целью обнаружить в них нечто полезное для экранизации, подошел улыбчивый молодой человек и вежливо осведомился о моем вгиковском происхождении. Получив от меня короткую справку, заговорил о том, какое это завидное дело — трудиться в кино. Затем с Игорем я встречался уже в пору его студенчества во ВГИКе. Всем было известно, что он учится у самого–самого М. И. Ромма. Уже будучи режиссером–постановщиком, Игорь любил говорить, по случаю, о великих задачах искусства, чем завораживал начальственных дам из Совмина и других солидных организаций. Короче, было ясно, что именно Добролюбов должен возглавлять новую творческую организацию по имени Союз кинематографистов.

На втором съезде белорусских кинематографистов, казалось, не должны были возникать сомнения в том, что Добролюбова изберут и на второй срок. Но итоги голосования оказались неожиданными: Игорь Михайлович в члены Правления не вошел, а значит, лишился возможности претендовать на пост руководителя Союза. Первым секретарем был избран режиссер Виктор Туров, тоже из когорты молодых, и, пожалуй, самый авторитетный из них.

На следующем съезде, третьем, история повторилась: Турова, к которому начальство благоволит, члены Союза «прокатывают». Идут разговоры, не лишенные правдивости, что провал Турова организован приверженцами Добролюбова. В отместку, так сказать…

Начальство лихорадочно решает, кого из режиссеров, избранных в члены Правления, предложить в первые секретари. Я на этом совещании не присутствовал, но, как мне поведал бывавший на нем Вячеслав Никифоров, речь шла и о моей кандидатуре. Против выступил заведующий отделом культуры ЦК КПБ Иван Антонович, усмотрев в моем выступлении на съезде скрытую попытку высмеять речь секретаря ЦК Кузьмина: в своем выступлении я процитировал Аркадия Райкина: «Говоришь ты идейно, но не понятно, о чем». Но никакого отношения к речи Кузьмина эта фраза не имела. На том совещании предлагалась также кандидатура кого–то из режиссеров–документалисто в, не получившая поддержки присутствовавших. В поисках выхода представитель Москвы, секретарь Союза кинематографистов СССР Александр Караганов внес предложение выдвинуть на этот пост представителя старшего поколения, человека опытного — режиссера Александра Карпова. Это несколько удивило участников заседания, так как Карпов недавно переехал в Минск из Казахстана. Но, в конце концов, решение было принято — рекомендовать Карпова. Он и был избран очередным руководителем СК. На следующий день пошла гулять шутка: «По радио передавали: в связи с решением съезда Союза кинематографистов переименовать белорусский город Туров в город Карпов».

(Полная версия — в «НЭ» № 10, 2012)


1. Классики белорусского кино В. Булинский и В. Четвериков.

2. Самый первый секретарь СК БССР — Народный артист СССР В. Корш–Саблин.

3. И. Добролюбов, Ю. Цветков, Ю. Альбицкий на съемках фильма «Иду искать».

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг