«ДК»:ДАРЬЯ КАЛЕДА

20 октября 2015

О Дарье Каледа впервые упомянул в стенах редакции заслуженный деятель искусств Республики Беларусь кинорежиссер, кинооператор Дмитрий Зайцев. К юбилею Леонида Мартынюка, поздравить которого на страницах журнала захотел его старый друг, понадобилось хорошее фото. «Есть такая Даша Каледа, самые лучшие Ленины фотографии – у нее». Рекомендация мастера – это серьезно: в тот же день был найден контактный телефон Дарьи…

Фотография Мартынюка, которую Даша принесла к нам в редакцию, в самом деле оказалась уникальной и очень украсила текст, написанный Дмитрием Евгеньевичем Зайцевым. К счастью, Леонид Мартынюк успел получить это поздравление – от своего друга и от юной фотохудожницы. Вскоре кинорежиссера не стало.


Так получилось, что Даша знала лично очень многих кинематографистов, чей вклад в отечественный кинематограф был не только большим, но и – основополагающим. О каждом из этих людей она говорит с любовью и благодарностью…

«Дмитрий Евгеньевич Зайцев фактически меня подготовил к поступлению. Мама ему позвонила: «Глянь на девочку, Дим! Вроде что-то снимает, и снимает неплохо; но если увидишь, что не ее профессия, – отговори, будь другом...»

Я быстро нашла его дом и с опаской начала показывать подготовленные к поступлению в Академию искусств фотографии. Знала, что если уж его одобрение получу, то и на экзаменах не оробею. Глубокоуважаемый какое-то время молча листал мои фотографии, а после достал лампу и начал показывать то ли на гипсовом бюсте, то ли на самом себе (не помню уже подробности), как правильно ставить свет. Так я и поняла, что он, как говорится, дал добро. Сейчас он для меня как первый учитель, как Мастер, азами профессии с несмышленышем поделившийся...

Виктор Тимофеевич Туров – мой крестный. Умер он еще в моем бессознательном возрасте, но отголосок его благословения по сей день заряжает силами и уверенностью в том, что и дар, и право быть творцом я имею. Во время поступления в Академию искусств я безмерно сомневалась, правильную ли дорогу выбираю. Вся родня хором говорила: «Одумайся, операторство – это тяжкий путь и абсолютно не женская профессия». Буквально за неделю до подачи документов я начала получать ободряющие весточки от крестного – в снах… Каждую ночь он молча брал меня за руку и вел на съемочную площадку. Я воспряла духом и смело шагнула в профессию, в коей не усомнилась.

Помимо того, что мама близко общалась с «Леней» (так она называла Леонида Мартынюка), я сама впервые смогла нащупать невероятное родство с человеком в почтенных годах. Как только я вошла в его дом и угостилась чаем, начала слушать и говорить – искренне, откровенно, в общем – на равных. Для меня есть два типа людей: те, кто получают информацию напрямую из моей черепной коробки, и те, для кого информация поддается ежесекундной фильтрации. Так вот, он был одним из первого списка. Я воспринимала похвалу и критику в отношении своих фото- и видеоработ, мы говорили и на личные, и на публичные темы, я называла его и в глаза, и за глаза другом – как чувствовала, то и говорила.

…Леонид Владимирович Мартынюк – один из тех, с кем стоило проводить модные нынче мастер-классы для студентов-киношников. Его умения – не прошлый век, а вполне современные знания, которые в совокупности с информацией о технических новинках могли принести каждому бесценные ответы на вопросы «как снимать и что снимать», да и просто – помочь научиться любить жизнь.

Из последнего разговора-откровения... Я спросила, нашел ли он счастье. Он долго курил и смотрел в окно на серое небо, я терпеливо ждала и даже почувствовала, что надавила на больное. Но он мне ответил без налета смущения и жалости к себе: «Ты важное спрашиваешь. Я всю жизнь его искал и каждый день думал, что завтра или просто очень скоро оно случится и никогда больше не уйдет, как свершившийся факт. И сейчас сижу и думаю так же. Цепляйся, Дашенька, за каждый потрясательный момент и чувствуй его без оглядки на других людей».

Я многих про счастье спрашиваю, но именно Леня ответил прямо и про то, что сам до конца жизни его искал, и про то, что с самого начала не нужно ждать завтрашнего дня, а нужно вникать во все, что происходит на данном этапе жизни. Вроде, общеизвестные истины, но как же я ему за эти слова благодарна!..»

У Дарьи – особый взгляд на вещи. Его можно назвать свежим, незашоренным, дерзким, парадоксальным, иногда – вызывающим… Но никто не поспорит: ее объективом управляет искренняя любовь к людям. И мудрость, почти невероятная для столь молодого автора.

Дарья Каледа все время экспериментирует с ракурсами, техниками, спектром. Ее герои рядятся в разные одеяния или позируют, в чем мать родила, причудливо гримируются или, наоборот, являют миру лицо без грима, по команде фотографа принимают вычурные позы или забираются в труднодоступные места… Наверное, с людьми искусства нужно работать именно так: несмотря на «предлагаемые» автором обстоятельства», это – разговор на равных.

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг