Документальное – это когда «есть»
или когда «нет»?

11 августа 2016

ЛЮДМИЛА САЕНКОВА

На сакраментальное «Быть или не быть?» белорусские кинематографисты ищут ответ с неменьшим упорством и истовостью, чем принц датский. Не метафизическая, а буквальная суть этого вопроса особенно остро обозначилась в отечественной кинодокументалистике. Срочную пресс-конференцию, организованную нашими известными документалистами, можно воспринимать как крик о помощи, как призыв спасти вымирающий вид национального киноискусства.

В погоне за непросчитанной «эффективностью», «оптимизацией» мы так неосмотрительно отказываемся от того, что всегда было предметом гордости. Все началось еще с того, когда отказали в праве на существование теперь уже забытой структуре под названием «Телефильм». И хоть дело было давнее, а осадок остался. Да ведь и фильмы были какие! Те, что стали первыми в открытии самых важных тем и помнятся до сих пор: правда о Хатыни, цикл о Чернобыле, тема детских онкоцентров, историко-экологическая тема. С этих картин начиналась биография многих, ставших потом знаменитыми, авторов: Светлана Алексиевич, Виктор Шевелевич, Игорь Коловский, Валерий Басов, Людгардас Гедравичус, Валерий Шишов, Владимир Бокун… «Телефильм» был уникальной лабораторией по созданию настоящих национальных ценностей в разных видах кино.

Потом пришел черед «Белвидеоцентра», когда в чьей-то горячей голове родилась очередная «гениальная» идея передать права на производство документальных фильмов только одной студии «Летопись». «Белвидеоцентр» был и творческой мастерской, где пробовали свои силы начинающие режиссеры, и резервной съемочной площадкой, где могли продолжить работу авторы, временно находившиеся «в простое». По сути, это был прекращающийся процесс фиксации национальной истории, культуры, личностей, знаменательных событий и повседневности. Кадры с запечатленной тогда «движущейся реальностью» теперь не имеют цены, поскольку многое ушло безвозвратно, и это «многое» определяется как подлинное национальное достояние.

Какое счастье, что успели тогда запустить целый цикл о народных умельцах, хранителях традиций, свидетелях «старины глубокой»! Не случись этого, сегодня мы бы не имели возможности восстановить в визуальном формате живые артефакты аутентичной культуры.

За то время, пока сокращали целые студии, сократилось и количество документальных фильмов. Теперь мало кто знает, что документальное кино бывает нескольких видов, жанров, стилевых оформлений. А о таких редких жанрах, как документальное сатирическое кино, как кинодокументальное расследование, нынешнее поколение зрителей точно никакого представления не имеет. Все это богатое разнообразие было у нас, как были и настоящие мастера своего дела, замечательные документалисты, имена и фильмы которых были известны за пределами страны. Подросло поколение «потребителей экранного продукта», которые понятия не имеют, что такое настоящее искусство документального экрана. Нынешняя молодая аудитория (да и не только молодая) за документальное кино принимает стандартные телевизионные сюжеты, не видя никакой разницы между телерепортажем с заводского цеха и человеческими судьбами, драматургией взаимоотношений, переживаний, споров, которые могли быть в тех же цехах и стать предметом внимания авторов-документалистов. Между прочим, когда-то у нас такие фильмы и создавали – от которых сейчас невозможно оторваться, поскольку за всем производственным антуражем был человек. Например, как это было в «Барьерах на старте» Валерия Басова.

«Когда ищешь тему, то ищешь драму. У документалистов задача не столько фиксировать достижения, сколько рассказывать человеческие истории. Мы запечатлеваем то, как люди выглядели, как они разговаривали, о чем думали, что волновало. С. Алексиевич, например, пишет истории «потрясенных людей». Это предмет внимания документалистов. Документальное кино – это не прикладное телевидение, это кино, которое рассказывает человеческие истории с реальными героями», – поясняет Виктор Аслюк, удостоенный множества высших наград самых престижных кинофестивалей, член Европейской академии кино.

Сегодня, похоже, угроза исчезновения нависла над самой «Летописью», история которой начиналась в далеком 1925 году. Брендовое понятие «Студия «Летопись» известно более сорока лет. Помнится, кабинеты и коридоры этой студии были многолюдны и многоголосны. Обсуждали планы, в курилках велись оживленные споры о новых фильмах, готовились к худсоветам и многочисленным премьерам. Было несколько поколений документалистов: от режиссеров-фронтовиков до молодых студентов, которые свои практики проходили сразу на производстве. Жизнь била ключом. От того прошлого осталась неутихающая ностальгия.

 (Полная версия – в «НЭ» № 7, 2016.)


Мастера белорусской кинодокументалистики Виктор Аслюк и Галина Адамович.

И – «избранное» призового фонда студии «Летопись».

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг