предыдущая следующая

История «болезни» Игоря Фильченкова

4 марта 2019

ЕЛЕНА ДАВЫДОВА

И надо же было завернуть кривую судьбы… в театр! И не просто показать человеку пару спектаклей, не просто пустить его в гримерку, а заразить этим опасным вирусом – жаждой перевоплощения. Между прочим, у талантливых людей иммунитета к нему нет. Вот и главный режиссер Драматического театра белорусской армии Игорь Фильченков болен им безнадежно. Потому что бесконечно талантлив.

Первые признаки «любовного недуга» появились еще в школьные годы – в песнях под гитару, стихах со сцены. И когда сверстники мечтали «бороздить космические просторы», покорять горные вершины и крушить арктические льды, Игорь собирался стать… клоуном. Он добрый, яркий, веселы – именно за это мальчишка полюбил трудную профессию. Но родителей – нормальных советских людей – сложно было убедить в реальности надежд. По настоянию отца он поступил в машиностроительный техникум, получил диплом технолога двигателей внутреннего сгорания. И останься он в профессии, сегодня уже имел бы не однокомнатную квартиру, а, возможно, приличный особняк с палисадом. Но юноша продолжал стремиться к искусству. А тут еще педагог по русскому языку и литературе подлила масла в огонь, когда на поэтическом вечере Фильченков прочел есенинское «Дай, Джим, на счастье лапу мне…». Учительница растрогалась и посоветовала юноше поступать в театральный институт. На что Игорь тогда лишь загадочно улыбнулся…

После техникума была армейская служба на Дальнем Востоке, насыщенная, полная впечатлений и даже приключений.

– Был случай забавный, – вспоминает артист. – Хотя я немаленького роста, почему-то попал в танковые войска. И куда-то мы батальоном на боевых машинах перемещались – три десятка танков и БМП. Идем, значит, а впереди – канава метра три шириной. Несколько танков ее прошли, а я, сидя по-походному, до пояса снаружи, провалился, меня всего окатило волной холодной воды. Но мотор не заглох, и я, вырулив из ямы, снова включился в колонну. Вдруг слышу: рядом что-то плещется. Оказалось, полуметровая рыбина – форель! В батальоне все удивлялись: танком еще никто рыбу не ловил!..

Видно, рыбка та была непростая, если и не царских кровей, то уж точно предвестница нерядовых событий. Вернувшись на «гражданку», Игорь Фильченков работал по распределению на Минском моторном заводе. Однако «любовная лихорадка» покоя не давала: каждый вечер после смены парень мчался в ДК камвольного комбината. Не на танцы, не на свидание и не в шахматный клуб – на репетицию. Здешний народный театр ставил хорошие спектакли по Александру Вампилову, Александру Володину… Амплуа самодеятельного артиста, конечно же, было «герой-любовник». Но этого опыта для эмоциональной, ищущей натуры оказалось мало. В 1984 году Игорь решил стать профессиональным актером и поступил в Театрально-художественный институт.

– Педагоги у меня были прекрасные. Актерское мастерство преподавал Александр Иванович Бутаков, сценречь – Илья Львович Курган. Я старался взять как можно больше от этих великих людей. А после института попал в Белорусский государственный молодежный театр к режиссеру Борису Луценко, и здесь понадобилось все, что дала мне альма-матер. Мы ставили Шекспира, Островского, Бернарда Шоу, Мольера, Булгакова, Сартра, даже Сальвадора Дали… На профессиональной сцене мне тоже доставались в основном лирические герои: Ромео, Фигаро, Кочкарев в «Женитьбе» по Гоголю…

Тогда же Фильченков начал сниматься в кино. В 1998-м сыграл ефрейтора в белорусском сериале «Проклятый уютный дом». А уже через год получил главную роль – доктора Клунина – в знаменитой «Ускоренной помощи». Комедия оказалась настолько удачной, что вслед за первыми двенадцатью сериями сняли еще двадцать. И герой Фильченкова, смешной и обаятельный красавец, был одним из самых любимых.

Большой удачей для молодого актера было участие в совместном фильме «Побег из ГУЛАГа» (Беларусь, Германия, Россия). Игорю Фильченкову досталась небольшая, но показательная роль. Золотоискатель Анастас крепок физически, пластичен, эмоционален и характером совершенно не похож на своего исполнителя. А это признак незаурядного таланта.

К сожалению, раскрыть его еще шире было не так много возможностей. Любопытная работа – Григорий Матвеевич Фишман в сериале «Гадание при свечах». Бизнесмен, недавно переживший развод и страдающий от навязчивого присутствия бывшей супруги. Еще один типаж, не вырубленный топором, а вырезанный филигранно.

Однако большая часть актерского портфолио Игоря Алексеевича – это стереотипные, легко читаемые персонажи: офицеры, врачи, комиссары… Тому виной и монохромная тематика отечественного кинематографа, и издержки серийного кинопроизводства, и, возможно, причастность Фильченкова к армейскому театру. Правда, именно это обстоятельство позволяет артисту работать на съемочной площадке органично и легко.

– Легкость иллюзорна. Любая роль – это большой труд. Но знание специфики мне действительно помогает. Здесь мало одного воображения: в деталях актер обязан быть точным. Представляете, как сложно человеку, который не служил в армии, правильно держаться, двигаться и говорить по-военному? Все это мы отрабатываем, оттачиваем на репетициях.

В 2004 году артист перешел в Драматический театр белорусской армии и стал для него просто незаменимым – Фильченков занят практически во всем, что идет на этой сцене. В каждом спектакле есть роль, кажется, написанная специально для него: капитан Михасев в «Не покидай меня…», комкор в «Ты помнишь, Алеша…», старшина Дугин в «Рядовых», капитан Леонович в «Воробьиной ночи». Такое впечатление складывается благодаря его безупречной игре. Он и монах Лоренцо в «Ромео и Джульетте», и Тристан в «Собаке на сене», и Барни в «Последнем пылком влюбленном»… Если бы театру был доступен киношный спецэффект, и одного актера Фильченкова можно было представить в разных образах одновременно, то на сцене стояло бы множество совершенно разных, абсолютно не похожих друг на друга Фильченковых.

Полная версия – в «НЭ» № 1, 2019.



форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг