предыдущая следующая

Он повелел не забывать о ней, 
Воспев её терцинами…

14 августа 2019

АНТОНИНА КАРПИЛОВА 

В белорусской анимации режиссер Ирина Кодюкова занимает достойное и красивое место. Духовная и литературно-поэтическая линии равно одинаково пронизывают все ее ленты. Это, в первую очередь, знаменитый цикл «Святочные рассказы» с доминантой духовно-нравственной вертикали. Литературные пристрастия Ирины сказываются в высокой требовательности при выборе сценарного материала – к примеру, Ганс-Христиан Андерсен, Альфред Теннисон, Саша Черный, – и персонажей, среди которых ни много ни мало Иисус Христос, православные святые Петр и Феврония, Фредерик Шопен и Данте Алигьери. Эмоционально-смысловая полифония ее фильмов вибрирует тонкой, прихотливо-ассоциативной вязью визуально-пластических и музыкально-поэтических образов. Так ленты становятся исследованием глубин души, «эмоциональной биографии» автора или персонажа, как это произошло в картине «Сказки старого пианино. Фредерик Шопен», который насыщен пронзительными текстами писем и дневников композитора. При этом отсутствует поучительность и назидательность, поскольку сама Ирина и ее фильмы – яркое воплощение непосредственного струения жизни.

Недавно в русле анимационной жизни режиссера и Национальной киностудии «Беларусьфильм» случилось очередное художественное событие – снят фильм «Данте. Беатриче». Наши аниматоры вообще очень смелые люди, они уже представили свои версии биографий Марка Шагала, Франциска Скорины, Иоганна Себастьяна Баха, Сергея Прокофьева и других гениев мировой культуры. И новая картина получилась смелой и даже дерзкой. Здесь нет академически точного следования биографии поэта и реалиям ХIV века, хотя постоянно фигурирует известный со школьной скамьи профиль великого итальянца. Создатель «Божественной комедии» показан как молодой, почти современный юноша, который пьет вино с друзьями, балагурит с ними и вообще вольготно существует в пространстве любимой Флоренции.

Белорусские авторы попытались приблизить далекую историю к современности путем свободной реконструкции. Неслучайно на показе фильма режиссер Ирина Кодюкова, у которой особое, филологическое отношение к слову, процитировала современного философа: «наша реальность отформатирована по Данте». Действительно, в картине присутствует дух и слово Данте, причем в буквальном смысле: на экране тексты его произведений каллиграфически изысканно прописаны известным художником-графиком Владимиром Довгяло. И вдруг на фоне утонченных строчек появляются фигуры флорентийских кумушек, злословящих о «женщине-ширме», которая якобы была у Данте. Но как же элегантно преподнесен этот бытовой образ дамы полусвета – в виде раскладывающейся картинки-гармошки!

Рассматривая богатое изображение и проникая в многомерные смыслы фильма, хочется остановить кадр, чтобы войти в его причудливую композицию, впитать особую – лучистую энергетику отдельных сцен, насладиться сочной цветовой гаммой. Рубиновый и темно-красный цвет символизирует стремление к мудрости, розовый – стойкость в вере. И вся эта цветовая красота питает уникальное чувство любви Данте к Беатриче – не физической, но исключительно платонической. Как известно, Беатриче Портинари была первой любовью и музой итальянского поэта. Взгляд любви пронзил сердце Данте в девятилетнем возрасте. Их редкие встречи на улице и на празднествах трогательно и деликатно показаны в фильме. Внешне они незначительные, но для поэта полны возвышенного смысла и вдохновения.

Настоящими жемчужинами фильма стали две сцены. Сцена, где на условно прописанном флорентийском мосту молодой и беспечный, но уже пронзенный стрелой любви Данте веселится с друзьями, несет главный стилистический камертон картины – театральную условность, которой была пропитана эпоха проторенессанса. Вторая сцена поистине гениальна и решена в духе Норштейна или Тарковского: это длинный финальный отъезд условной камеры протяженностью более минуты. Прощаясь с Флоренцией, Данте будто впитывает в себя облик родного города, где на крыше дома умывается кошка, где трудолюбивый ослик терпеливо несет груз, а вертлявая собака умудряется проскочить между его копытами. Постепенно ширится панорама такой обыденной и такой удивительной жизни, где соединяются земные реалии и высокое небо, где бытовой ландшафт озаряется звучанием современной лирической песни на стихи Андрея Белого. Голос Елены Фроловой уже звучал в ленте Ирины Кодюковой «Легенда о леди Годиве» и тоже нес ощущение хрупкости и вечности жизни. Тембральным камертоном стал голос Дмитрия Строцева, озвучившего самого Данте, – наверное, только поэт мог адекватно рассказать о поэте.

Анимационная версия любви великого поэта получилась завораживающей и полной тайны. После ее просмотра хочется поторопиться к книжным или электронным источникам в поисках «Божественной комедии» с ее трудночитаемыми терцинами или автобиографической исповеди «Новая жизнь». На самом деле белорусская анимация деликатно и непафосно прикоснулась к великой и трогательной по своей чистоте и искренности истории любви.

 Полная версия – в «НЭ» № 7, 2019.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг