предыдущая следующая

Отцы и дети

14 июня 2019

ВЛАДИМИР МЕЛЬНИЦКИЙ

Можно как угодно относиться к российскому кино, но не заметить его уверенного движения вперед невозможно. Можно как угодно иронизировать по поводу того, как многие российские авторы с невероятным упорством пристрастно рассматривают человека на фоне социального неравенства и тотального одиночества, но не уважать такую позицию нельзя. Как будто только вчера удивлялись экзистенциальному «Дураку» Юрия Быкова, где герой-одиночка бросал вызов всей системе, защищая маленького человека, а сегодня приходится считаться с его брутальным «Заводом», где опять неспокойный и неравнодушный герой вступил в схватку с местным олигархом.

И вот опять – про одинокого, прежде времени уставшего человека, которого можно назвать и «маленьким», и «средним», но самое главное и печальное – никем по-настоящему не любимого. В этом и есть суть всей драмы «Ван Гоги». По степени переживаемых чувств это очень плотный и очень проблемный фильм. А еще – очень человеческий. Сегодня такие темы не в моде. Сергей Ливнев, хоть и слыл некогда модным сценаристом («Асса»), режиссером («Кикс»), продюсером («Страна глухих», «Змеиный источник»), в этом фильме за модой точно не гнался. Пытался высказаться про то, что лично ему было особенно важно и дорого: непростые отношения сына с отцом. Так случилось, что отец в «Ван Гогах» – знаменитый музыкант, дирижер – один занимался сыном, поскольку мать умерла при родах. Воспитывать особо некогда было: надо было думать о профессии, карьере, заработках. Сын вырос, а обиды остались: за то, что отца никогда не было рядом, за то, что жертвовал им ради своих женщин, за то, что даже хотел вовсе сжить его со света. А когда отец состарился, и уже ему понадобилась помощь сына, то сыну стало невмоготу. И не потому, что не любил, не потому, что зол, а потому, что не научен был любить.

Это фильм о том, как непросто найти дорогу друг к другу даже очень близким людям, о том, как любовь к человеку все равно прорастает сквозь все житейские сорняки. Это драма, которая, как и любая жизнь, заканчивается трагически. Но есть в этой безысходности некая светлая печаль, которая сродни надежде. Может быть, именно этот режиссер снимал фильм о себе, у которого тоже были непростые отношения со своей знаменитой матерью – известным советским документалистом Марией Голдовской? Изначально фильм задумывался как дуэль-поединок между матерью и сыном. Мать должна была сыграть Катрин Денев. Не сошлось…

А еще этот фильм о сочувствии и понимании того периода в жизни каждого человека, который называется старостью. Вот и название об этом же. Ван Гоги – это старики, которые доживают свой век в одном из израильских домов для престарелых. Только в этой стране такие лечебницы принято называть «домами отцов». Для пациентов одного такого дома была придумана своеобразная терапия: обязательно что-либо рисовать или выпиливать лобзиком. Каждый из них с усердием отличника старается сделать своего «Папашу Танги», который некогда был у настоящего Ван Гога. Ван Гоги – это реальные люди, именно о них – самые лучезарные кадры фильма. Заключительные титры идут как раз рядом с теми изображениями, которые сделали начинающие «художники».

«Ван Гоги» – фильм актерский. Здесь, что ни жест, то полнокровный образ, что ни образ – то судьба. Во всех ролях – не просто крупные и талантливые актеры (С. Немоляева, О. Остроумова, Е. Коренева, П. Агуреева, С. Дрейден, А. Леоньтев, Н. Негода), а те, которые способны передавать ту живую пульсацию, которая и зовется «душой». Но выше всего несравненный дуэт – Алексей Серебряков в роли сына и Даниэль Ольбрыхский в роли отца. Антураж, все пространство фильма настолько изысканно и красиво, что глаз не оторвать (один из лучших кинооператоров Юрий Клименко).

И еще одна маленькая ремарка: «Ван Гоги» снимались в Юрмале, Тель-Авиве и в Минске.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг