Рисунок по памяти

3 декабря 2010

СТРАНИЦА РЕДАКТОРА

На прошлой неделе в редакции раздался звонок телефона, и кинорежиссер Олег Шкляревский попросил о встрече. Пришел и принес замечательное письмо от своего брата, нашего земляка, великого русского поэта Игоря Шкляревского. Не мне лично — всем нам.

Читайте…

«В конце пустого коридора киностудии,

На мокрой золотой тропе — вдоль синей Умбы,

В просветах между соснами над Сожем —

Возникнет на мгновение Марухин…

Веселый друг, самозабвенный кинооператор, счастливый рыболов.

Вот он снимает панораму Минска — на колесе мелькающего в небе вертолета!

Вот аккуратно режет хлеб на ледниковом валуне — красивыми и сильными руками.

Вокруг него всегда была опрятность и порядочность. И легкое лукавство придавало обаянья его натуре.

–Мне грустно без Довлатова, — сказал поэт Евгений Рейн.

И я невольно повторяю его слова:

–Мне грустно без Марухина!

И так же чувствуют Олег Шкляревский, Анатолий Заболоцкий, Дмитрий Зайцев, Александр Сенькин, его друзья, коллеги, кинооператоры, художники Игнатьев и Сардарова, актеры, осветители…

У коллектива есть особенная память, которая обязывает сохранять традиции, без этой памяти нет продолжения и смысла жизни. И никакая индивидуальность не устоит перед забвением без коридоров киностудии — пусть опустевших! — но не занятых стиральным порошком.

И обедневший Дом кино (в Москве) величественнее Дома литераторов, прихваченного торгашами.

С Марухиным было легко и радостно.

Он обладал природным даром украшать любое место, где бы он ни находился. Поэтому он возникает, как необходимый (особенно сегодня) и почти реальный…

Запомнилось из прошлой жизни…

–Марухина не видели?

–Он где–то здесь…»

* * *

Игорь Шкляревский приложил к письму свой рисунок — портрет Юрия Александровича с подписью «Мой друг Марухин. Рис. И. Ш. по памяти». Рукой поэта нарисован профиль, на заднем плане — одинокое дерево, отражающееся в воде. Этот раритет будет храниться в редакционном архиве, не пропадет, не затеряется. Как и память о человеке, которого так многие любили, так многие считали своим другом…

Поэт прислал нам письмо не в годовщину смерти Юрия Марухина, а в канун Дня его рождения, 13 июля. Как хорошо это получилось! Как будто нарезающий хлеб «красивыми и сильными руками» его «веселый друг» заглянул к нам. Он ведь и в редакцию приходил неоднократно, мы тоже дружили.

Случайных совпадений не существует. И светлая и печальная весточка от Поэта пришла очень вовремя. Три белых листика — как три белых флажка парламентера, приглашающих к перемирию. Потому что неспокойно в нашем киномире. Воюем, ссоримся, идем на компромиссы с совестью, снимаем вторичный «кинопродукт», завидуем чужим удачам, требуем — заслуженно или незаслуженно, но непременно сейчас и непременно себе — наград и званий. Слишком много суеты, далекой от искусства, слишком мало кино, близкого к искусству. Чего–то не хватает, с чем–то — перебор. Гармония нарушена, и чем ее восстановить? Потерь больше, чем обретений…

…Но если есть фестиваль белорусских фильмов, очевидно — есть и белорусский кинематограф. Его не может не быть! Хотя попытки похоронить национальную кинематографию были. Одни хоронили с приличествующей моменту скорбью, торжественно и велеречиво. Другие — с энтузиазмом завистливого двоечника, радующегося нечаянному «неуду» друга–отличника. К счастью или к огорчению тех и других, «пациент скорее жив, чем мертв». Идет на поправку, хотя сроки окончательного выздоровления не решится назвать ни один специалист и даже целый консилиум специалистов. Болезнь–то у «пациента» давняя, можно сказать, хроническая.

VII Республиканский фестиваль белорусских фильмов объявили неожиданно, как… войну. Извините за такое сравнение: оно продиктовано совпадением даты (фестиваль открылся 20 июня, в канун 69–летия начала Великой Отечественной войны) и внезапностью «демобилизации» кинематографических сил страны.

Ждали кинофорум три года (в 2009–м организовать не смогли — кризис и прочее), а подготовили — за один календарный месяц: сроки небывалые, нереальные. Похоже, фестивальная дирекция работала в ритме ударников первых пятилеток. И, несмотря на очевидные «очепятки» и досадные недочеты, с заданием Родины и Минкульта справилась.

Те, кто не попал на праздник в фестивальный Брест, чьи картины не прошли конкурсную селекцию, кто не смог под аплодисменты зрителей пройти по красной дорожке, кого не чествовали прилюдно, вручая призы, дипломы и цветы, пожалуйста, не обижайтесь на организаторов! Главное они сделали — реанимировали, вернули людям традиционный (год рождения 1997–й), любимый и необходимый отечественный кинофорум.

Я тоже не попала в Брест. О чем, естественно, очень жалею. Живого общения с коллегами в реалиях здоровой творческой конкуренции ничто не заменит. Брест — это локальная кинематографическая Олимпиада, со своими правилами, традициями, своими лидерами и аутсайдерами. Победа на этой Олимпиаде материальных дивидендов не приносит. Зато включает счетчик профессионального признания. А это немало. И очень престижно — особенно для молодых кинематографистов.

На белорусских фестивалях вручается три особенных приза, три «именные» награды: имени народного артиста СССР В. Т. Турова за лучший режиссерский дебют (в этом году его получил Д. Лось); имени народного артиста Беларуси М. Н. Пташука за лучшую студенческую работу; приз имени заслуженного деятеля искусств Республики Беларусь Ю.А. Марухина за операторское мастерство (его удостоен В. Бондарович). Каждый приз — как доброе напутствие Мастера идущим следом. А еще — частица большой истории национального кинематографа. И — наша благодарная память…

В этом году приз Пташука своего героя не нашел. Момент истины не наступил ни для кого из 6 студентов Белорусской академии искусств, участвовавших в конкурсе. Так решило жюри. А интеллигентные люди решения жюри, как правило, не обсуждают. Но… Ребята очень старались. И многое у них уже получается. Оставшихся без наград хочется поддержать хотя бы словом. Вы молодцы, ребята! И вам есть к чему стремиться. Белорусское кино ждет вас. Надеемся, что дождется…

* * *

….Игорь Шкляревский упомянул в своем эссе о Юрии Марухине коридоры студии, занятые стиральным порошком. Это он о «Мосфильме», у нас такого безобразия нет. Киностудия живет, работает, по мере сил реорганизуется, обеспечивает съемочный процесс российским коллегам… То есть на студии все свои, «киношники».

И дорогие сердцу тени не натыкаются в этих шумных коридорах на «менял и торговцев». Ну, и слава Богу.

С уважением — ЛЮДМИЛА ПЕРЕГУДОВА.

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг