С Верой — в чудо!

19 сентября 2011

ЮЛИЯ ЛЕШКО

Знаете, на какой вопрос больше всего не любит отвечать заслуженная артистка Республики Беларусь Вера Кавалерова и какой вопрос журналисты задают ей чаще всего?


«Скажите, а вам трудно играть мальчиков?..»


Она отвечает на него всегда одинаково: «Да, трудно. Потому что я не мальчик».

И, конечно же, я, в плену журналистских стереотипов, задала ей этот вопрос «в первых строках» нашего разговора. Его невозможно не задать, познакомившись поближе с уникальной, единственной в своем роде актрисой с исчезающим с театральных подмостков амплуа — травести!..

Задала и выслушала ответ. Но — в прошедшем времени: «трудно было?..» Вера Ильинична теперь редко играет детские роли.

…Вера Кавалерова не просто — «не мальчик», а прелестная, невероятно обаятельная, умная и тонкая женщина. Впрочем, это становится очевидным только при личном общении. На сцене ТЮЗа и в кино ей чаще всего достаются острохарактерные роли, где внешнее очарование особого значения не имеет.

Хотя, бывает ли настоящее очарование — внешним?

У Веры Ильиничны Кавалеровой в нынешнем году юбилей.

Цифру называть не хочется, хотя она известна всем — коллегам, поклонникам, друзьям, знакомым, художественному руководству театра, Союзу театральных деятелей, вручившему ей в этом году высшую театральную награду — «Хрустальная Павлинка». И все же — не хочется!

Во–первых, она кажется не вполне нереальной: объективно Кавалерова выглядит куда моложе данных паспорта. Во–вторых, при всей серьезности круглой даты, улыбки не сдержать: сколько–сколько?..

Ну и, в самом деле, какой–такой юбилей может быть у… почти сказочного персонажа? Хороших актеров ведь часто ассоциируют с ролями, ими сыгранными. А Вера Кавалерова переиграла целую команду литературных и сказочных героев, плюс озвучила в кино ватагу мальчишек–актеров, да еще и подарила свой голос нескольким десяткам разнокалиберных и разномастных персонажей мультипликационных фильмов.

О таких, как Вера Кавалерова, говорят: «Вся жизнь — в искусстве». Она начинала с детского театра–студии на Белорусском телевидении. Оттуда же, с телевидения, смело шагнула в театр, потом — в кино: так и жила — «на три дома». А вот актерского диплома у нее нет: Вера, уже будучи профессиональной актрисой, заочно окончила Институт культуры. Но… Как тут не вспомнить классика, когда он устами своих героев высказывает отношение ко всякого рода документам о профессиональной состоятельности: «…Достаточно прочитать одну строчку из Достоевского, чтобы понять, что это — писатель!»

Достаточно увидеть ее, послушать, просто — провести рядом с Кавалеровой несколько минут, чтобы понять: она — Актриса!..

Поступать в театр–студию при Белорусском телевидении первоклашка Верочка, тогда еще Смирнова, пошла с подружкой–соседкой, за компанию. С этого пункта, как правило, начинаются биографии большинства великих артистов. Подружка — «фарфоровая» красавица по моде тех лет: синие глазки, губки бантиком, кудряшки, рюшечки. Вера рядом с ней казалась… даже не гадким утенком. Лягушонком — по причине чрезвычайно малого роста и экстремальной худобы. Цвет волос она имела огненно–рыжий, цвет глаз, соответственно, ярко–зеленый. Волос было много, это было несомненное достоинство. Но даже не огненная гривка сразу бросалась в глаза: ошеломляла особенная энергетика, брызжущая от этого тщедушного существа женского пола.

Это было мощное, дальнобойное, прицельное…

…обаяние, сражающее наповал…

…С годами обаяния не стало меньше. К нему просто попривыкли, направляя в то или иное художественное русло.

А там, в аудитории, где принимали маленьких артистов, эффект был разительным. Члены комиссии, увидев это забавное дитя, просто растерялись: не то смеяться до слез, не то плакать от умиления.

Еще бы не умиляться: эту малышку и в школу–то приняли только через год после положенного срока. Она пришла вместе со сверстниками, села за парту… А ее прихлопнуло крышкой! До учебы ли? Пошла годом позже, все наверстала. Училась прекрасно. Читать–то она умела с четырех лет. И все потому, что очень уж у нее независимый характер: лучше выучиться читать, чем дожидаться, пока сестра прочитает вслух!

Кстати, о сестре. Никому из приемной комиссии и в голову не приходило, что актерскому мастерству маленькую девочку уже давно, не подозревая того, обучает именно старшая сестра Оля. Как? А вот как. Бросит ребенок куклу или мишку на пол, раскидает кубики, а сестра «кукольным» голосом начинает жаловаться: «Бедная я, несчастная, хозяйка меня обидела, бросила…» Верочка тут же принимала «предлагаемые обстоятельства», входила в образ и — в рев!.. Кто знает, может быть, именно там, в детстве, истоки невероятной эмоциональной подвижности актрисы? Ей было легко примерить на себя чужие ощущения, прочувствовать, прожить. Стать ненадолго кем–то другим: куклой, мишкой, мячиком…

Вера прочитала какую–то басню из школьной программы, какой–то отрывок прозы. Но окончательно убедила взрослых в своем таланте, исполнив «беспредметный этюд»: она «перекинула» со спины и «заплела» несуществующие длинные косы…

Верочку в школу–студию приняли, и она хорошо проявила себя с самого начала. Детей на телевидении обучали для того, чтобы они играли во «взрослых» постановках, с настоящими актерами. Веру взяли в телеспектакль «Дело мастера боится». Ей было восемь лет, и именно тогда она окончательно и бесповоротно приняла решение: быть актрисой.

Она занималась в студии, у своего педагога, актрисы МХАТовской школы Клавдии Акимовны Казаковой десять лет.

За эти годы снялась в множестве телевизионных спектаклей, нескольких кинофильмах. Повзрослела. Но не стала ни высокой, ни статной…

Когда пришло время поступать в институт, надеялась учиться у народного артиста Беларуси Дмитрия Орлова, и только у него!.. Не довелось: мастер умер незадолго до начала приемных экзаменов. Потом сделала попытку попасть на «белорусский» курс профессора ВГИКа Игоря Таланкина, который набирался в Минске. Вера показалась и понравилась. Была только одна проблема. Как ей сказали: «Ты — травести, а у нас набирают актеров кино». В общем, для того, чтобы девушку зачислили на курс, нужно было специальное согласие Министерства культуры. Получено оно не было…

Судьба вела ее по заранее намеченному маршруту. Однажды актриса ТЮЗа, хорошо знавшая Верочку, спросила у нее при встрече: «Когда ты уже закончишь школу? В ТЮЗе так нужна травести…»


«…Вера, когда ты уже закончишь школу?»

А вот этот вопрос ей можно было смело задавать еще, как минимум, лет десять после окончания средней школе. Она ответила: «Я уже закончила школу». Пришла в ТЮЗ, дебютировала главной ролью в «Зайке–зазнайке» и — осталась.

В восемнадцать лет хорошенькая, как Дюймовочка, Вера вышла замуж. Ее избранником стал знаменитый «Мамочка» из «Республики ШКИД» — питерский актер Александр Кавалеров, один из самых ярких, самых талантливых «кинодетей» советского экрана. Симпатичный беспризорник, спевший про кошку, у которой четыре ноги, подарил Вере свою звучную звездную фамилию и замечательного сына, которого тоже назвали Сашей.

Эта семья просуществовала недолго: киношный малолетний хулиган, став взрослым, в реальной жизни примерным поведением тоже не отличался.

«Но трогать ее не моги — за ее малый рост...»

Веру, если честно, не сильно тронешь. Ей еще в детстве мальчишки со двора говорили: «Ты такая маленькая, тебе надо уметь драться». И научили! В обиду она себя давать не привыкла, а потому в определенный момент питерской «кинозвезде» было указано на дверь. И на лестницу, с которой маленькая хрупкая женщина его однажды и спустила.

…Маленькая, хрупкая. «Petit parisienn» — парижанка…

То, что кроме мальчишечьих штанов и шортиков, лихо заломленных кепок и бейсболок, разнообразных ковбоек, маек и курток нараспашку, этой крохотной женщине к лицу изящные наряды, изысканные украшения и тонкие духи, в голову приходит не сразу. Это — правда. Но стоит присмотреться, чуть–чуть изменить точку зрения…

(Полная версия — в «НЭ» № 7, 2011).

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг