Такое разное кино… В Беларуси или белорусское?

3 декабря 2010

ЛЮДМИЛА САЕНКОВА

Честно говоря, надежды на то, что фестиваль национального кино после трехлетнего перерыва вновь возродится, почти не было: то фильмов мало, то денег нет, то кадровые проблемы, то финансовые трудности. В конце концов, как в классической мелодраме, все нашлось, совпало и закончилось хорошо. Фестиваль состоялся. Не очень громкий и пышный, без лишних рекламных акцентов, утомляющей суеты и чрезмерной торжественности. Все было скромно, достойно и всего было в меру — расслабляющей неги для тех, кто приехал себя показать и на других посмотреть; сосредоточенной работы у тех, для кого кино смотреть — привычная профессиональная обязанность. У этого фестиваля есть свое очарование, поскольку там сложилось главное — атмосфера, располагающая к дружескому общению, творческой радости и человеческой сердечности. К тому же камерность, ощущение временного затишья вдали от столичных скоростей способствовали созданию некого оазиса, наполненного только приятными эмоциями. Наверное, поэтому в Брест любят вырываться кинематографисты, журналисты, критики, начальство разного ранга и уровня. Здесь действительно было на что посмотреть и о чем поговорить. О приятном и не очень. Но сначала о первом.


Приятность первая. Кинопроцесс развивается

Все–таки системный просмотр всего и сразу заметно отличается от разовых просмотров отдельно взятых кинопроизведений. Когда смотришь несколько дней подряд определенное количество фильмов с брендовой маркой «Беларусьфильм», то понимаешь, что процесс идет и белорусское кино есть. Может быть, не совсем белорусское, не очень коммерческое и прибыльное, но наращивание количественного кинопотенциала, способного перейти в плоскость иных качественных параметров, наблюдается. За 4 фестивальных дня было просмотрено 12 игровых, 24 документальных, 12 анимационных, 6 студенческих фильмов. Картина если не самая впечатляющая, то вполне обнадеживающая. Именитый председатель жюри игрового кино режиссер Пеэтер Симм заметил, что у них в Эстонии ситуация та же. Такое же количество с таким же качественным успехом. И точно так же, как и белорусские, эстонские критики не очень–то жалуют родной кинематограф. Но ведь всем известно, кого не бывает в своем отечестве… И хотя местные критики на роль пророков точно не годятся, но факт налицо — художественных открытий мирового уровня (или уровня постсоветского пространства) у нас пока не случилось.

Четырехдневная панорама белорусского кино дала повод для открытия еще одного приятного факта. На все претензии скептиков хочется возразить: у нас действительно снимается разнотемное и разножанровое кино. Призывы инфантильных молодых зрителей бросить снимать фильмы на военную тему говорят не о степени усталости, а скорее о степени незнания (или степени невостребованности) нынешнего белорусского кино. Наше игровое кино последних трех лет — это экзистенциальная драма («Инсайт»), криминальная драма («Стая»), военная драма («Днепровский рубеж»), комедийная мелодрама («Трамвай в Париж»), историческо–психологическ ая драма («Волки»), боевик («Краповый берет», «Снайпер. Оружие возмездия»), эксцентрическая комедия («Дастиш фантастиш», «На спине у черного кота»), музыкальная сказка («Новогодние приключения в июле»). Определиться с жанром — значит иметь представление не только о форме, но и о стиле. Иногда чувство стиля, как и чувство меры, подводит наших авторов. Тогда, независимо от жанра, исчезает доверие к экрану, потому что в любой форме должны сохраняться такие особенности, как естественность и достоверность. Речь идет не о документальной точности, а о художественной правде. Но об этом немного позже.

К приятным впечатлениям можно отнести пресловутый кадровый вопрос. Кадры решают если не все, то очень многое. Это вовремя поняли на национальной киностудии, когда решили пригласить разбросанных по российским столицам белорусских режиссеров. И не прогадали. Наверное, Брестский кинофестиваль был бы обделен, если бы там не было фильмов Александра Колбышева, Дмитрия Лося, Александра Канановича. (А на будущем фестивале вспомним еще об одном «возвращенце» Андрее Кудиненко). Словом, как–то все сложилось — фильмы, авторы, атмосфера. Процесс точно идет. Приятное ощущение, но не единственное.


Приятность вторая. Лучший фильм фестиваля

Главным фильмом фестиваля был назван фильм Александра Колбышева «Волки». Впрочем, у него еще одна очень важная и престижная в профессиональном плане награда — приз за лучшую режиссуру. Это очень справедливые и имеющие точное отношение к этому фильму призы. В этом фильме тоже все совпало и соединилось лучшим образом. Одноименная повесть известного белорусского документалиста Александра Чекменева, пролежавшая почти полвека без движения, пришлась как раз впору и ко времени. Тогда, когда произведение было написано, восприятие болевых точек прошлого нашей страны лучше было делать «белыми пятнами». Александр Колбышев смог рассмотреть в давней истории одного человека, который после войны попадает в советский лагерь и пытается убежать к родным с поезда, увозящего многих таких же, как он, в суровые дали, историю как страны, так и каждого из нас, увидеть темы, имеющие отношение и к современной жизни. Режиссер нашел образный код, с помощью которого давняя послевоенная ситуация приобрела смысл многомерной и вневременной притчи. «Волки» — фильм о противостоянии бездушия и человечности, о мнимых качествах и настоящих достоинствах, о сиюминутных приобретениях и непреходящих ценностях. Это фильм о терпении и жертвенности, о вере и любви, о способности оставаться человеком в нечеловеческих обстоятельствах.

Когда–то у Александра Колбышева был дипломный фильм с утверждающим названием «Охота жить». Драматизм «Волков», особенности раскрытия характеров вполне можно определить императивом «Жить!». Но глубина авторского понимания ситуации, жизни, истории соотносится с человеческим императивом «жить, но не любой ценой». Категория жизни в фильме пронизана духовным смыслом библейских сказаний, как светоносной энергией. Жизнь человеческого духа не регламентируется строгими законами государственной машины, не корректируется приказами оголтелых начальников, не направляется в заданное кем–то русло.

Фильм «Волки» — по–настоящему художественное произведение, потому как соблюдена «грамматика» художественного языка. Изображение точно передает образ времени — пространства (оператор–постановщик П. Зубрицкий, художники–постановщики А. Гвоздиков, И. Хруцкий). Заснеженный лес, холод зимнего воздуха, стылость проселочных дорог — все передает ощущение безвыходности ситуации и беспомощности человека, пытающегося вырваться из оков безжалостной к нему системы. Все детали кинопространства точно передают фактуру и атмосферу времени: нарядная пушистость падающего снега, не уводящая, а усиливающая степень трагичности происходящего, как будто из того времени, как и скромная утварь деревенской избы, где дерево пропахло теплом русской печки и запахом стесненного быта, как и разграбленная, измученная церковь. Естественную черно–белую, как старые фотографии, среду взрывает где–нигде «разбросанный» красный цвет: красная звезда паровоза, флаг над церковью, алая косынка. Расставленные пятна, как флажки при облаве на волков, конкретны и абсолютны в своей семантической однозначности: это символ пролитой крови, знак беды как предчувствие трагической безысходности.

Естественной частью визуально–образной среды является музыка (композитор О. Федосеев). Каждое действие, событие имеет свою музыкальную тональность. Однако в музыкальном многообразии нет разнобоя, все объединяется одной мелодией, в которой сквозь звуки надрывной боли, вселенской трагедии пробиваются аккорды надежды и радости.

Кто–то однажды сказал, что талантливое произведение появляется тогда, когда собирается команда талантливых людей. Фильм «Волки» тому подтверждение.

1. Дебютанты Брестского фестиваля. На красной дорожке — министр культуры Павел Латушко и его заместитель Владимир Карачевский.
2. Игорь Угольников (гендиректор ТРО Союза) Галине Шинкарь (директор Республиканского КФ белорусских фильмов): “Премьера фильма “Брестская крепость» в Цитадели в ночь на 22 июня — это Событие!»
3. Александр Колбышев — лучший режиссер, автор лучшего фильма фестиваля.
4. Дважды лауреат приза имени Виктора Турова «За лучший дебют» режиссер Дмитрий Лось и лучшая актриса фестиваля Анна Полупанова («Трамвай в Париж»).

(Полная версия — в «НЭ» № 7, 2010).

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг