«Видя жизнь, как смену киносерий…»

1 декабря 2010

ПАВЕЛ МОГИЛИН

Съемки многих российских фильмов и телесериалов проходят в Беларуси при активном участии местных кинематографистов. Обычно у них отнюдь не ключевые позиции в этом процессе. Снимаются в массовках, в эпизодических ролях, занимают должности ассистентов, вторых операторов, помощников режиссера и так далее.

Но есть и другие примеры.

Некоторые российские кино–и телекартины появились на экране благодаря белорусским сценаристам. Самый известный из них, несомненно, Андрей Курейчик. Но помимо него есть другие — Юлия Лешко, Владимир Степаненко, Максим Климкович, Павел Иванов. Все они живут в Минске, но периодически сотрудничают с российскими студиями.

Мы представляем одного из них — профессора кафедры кино и телеискусства Белорусской государственной академии искусств, художественного руководителя курса режиссеров телевидения Павла Владимировича Иванова.

Профессор кафедры кино и телеискусства Белорусской государственной академии искусств, художественный руководитель курса режиссеров телевидения Павел Владимирович Иванов.–Известно немало случаев, когда актеры, реже — режиссеры, вдруг начинают заниматься, казалось бы, не свойственным им делом — писанием пьес и сценариев. Как это произошло у вас? И почему?

–Действительно, я по образованию актер и театральный режиссер. Но пробовать писать стал достаточно рано. Еще в Саратовском театральном училище у меня был великолепный педагог истории литературы Наталья Иннокентьевна Свищева — потомок князей Оболенских. Она часто давала такое задание — написать рассказ «под Шукшина» или «под Чехова». И когда она прочитала первый раз мое творение, сказала: «Паша, не бросай это дело! На черный день: оно всегда принесет тебе кусок хлеба». Я поверил, и с тех пор потихоньку писал, несерьезно, небольшие рассказики.

–И когда пришло время более объемных вещей?

–Первую пьесу я написал, когда учился на режиссуре в Белорусском театрально–художественном институте. У нее было немало недостатков. Но для меня главное достоинство этой работы было в том, что я вытерпел и написал ее целиком от начала и до конца, два акта, все диалоги, ремарки. Я показывал, предлагал нескольким театрам. Помню, из Балашовского драматического театра мне пришло письмо: очень понравилась пьеса, и как только, так сразу ее поставят. Но не сложилось. Потом я написал пьесу–сказку, ее опубликовали в журнале «Крынiца». Это была первая моя публикация. Пьесы я пишу до сих пор. Одна из них — трагикомедия «Казнить нельзя помиловать…» — ; вошла в 3–й том «Драматургия» антологии «Современное русское зарубежье», которая издается в Москве.

–А первая сценарная работа?

–Сценарии стал писать в силу производственной необходимости, когда пришел работать режиссером на телевидение. Помню, мне принесли сценарий на полторы странички. А это была игровая детская программа «Літарынка» — час в эфире. Каждая передача посвящена изучению одной буквы. И я спросил у автора сценария и одновременно редактора: «Это что? Час — полторы странички?!» А она сказала: «А что?». И тогда я сел и за ночь написал историю. По моему сценарию потребовалось человек триста массовки, пять дней я снимал и на студии, и на улице. Мне писал музыку Лявон Вольский и слова, и сам исполнял. После этого меня вызвал главный режиссер и сказал: «Ты не Бондарчук, тут не «Мосфильм». Чтоб больше такого не было!». Эта программа заняла призовое место на телефестивале в Пятигорске. И потом мы уже выпусков десять сделали с этим редактором, вместе работали. Эти передачи можно было назвать телевизионными спектаклями. Потом я часто выступал как один из авторов сценариев телепередач, но это были еще не киносценарии.

–То есть к киносценариям пришлось подступаться исподволь?

–Да, но когда подступился, замахнулся сразу на телесериал. Когда я ушел с телевидения (мне предложили набрать курс в Академии), появилось чуть больше свободного времени, и тогда я стал серьезно изучать по доступным мне источникам, как пишутся сценарии, голливудские каноны.

–Надо полагать, учебником стала книга Александра Червинского «Как хорошо продать хороший сценарий»?

–Нет, Червинского я прочитал раньше, он меня не вдохновил, потом я прочитал еще что–то. А заставил меня изучить все тонкости сценарной записи сайт «Русское кино». Там был объявлен какой–то конкурс сценариев, но чтобы участвовать, надо было точно выдержать формат. И вот когда поневоле пришлось в этот формат влезть, и мне он, в общем, понравился. Мне сейчас удобно. Я написал сериал — 16 серий — «Сюжет последнего романа». Это оригинальный текст. Велись переговоры с режиссером «Беларусьфильма» Виталием Дудиным. Потом уже начались переговоры с Москвой. Я даже съездил туда. Потенциальные московские партнеры меня возили на телеканал «Россия» к генеральному продюсеру кинопрограмм, один из московских банков давал деньги на этот проект. Но, увы, случился банковский кризис 1998 года. И все окончилось ничем.

–Тем не менее, это была некая школа, ведь опыт — сумма накопленных ошибок?

–Отчасти. Сериал не состоялся, но зато я познакомился с режиссером Дудиным. Как–то он мне звонит и спрашивает, нет ли у меня чего–либо на военную тему. И тогда я написал сценарий «Играют мальчики в войну». Сценарий на «Беларусьфильме» вроде понравился. Худсовет достаточно благосклонно принял, это было шесть лет назад, но в постановку не взяли. Он у меня лежал. А сейчас буквально с января на него вдруг очередь возникла. Московская студия попросила, сейчас Киевская студия рассматривает…

–И все же, когда пришел первый успех?

–Он пришел опять же благодаря общению с Виталием Дудиным. Когда со сценарием «Играют мальчику в войну» ничего не получилось, я написал для него мелодраму «Ваша остановка, мадам!». Мелодрама пролежала на студии «Беларусьфильм» два года, а потом я отправил ее в Москву, и в течение года москвичи ее сняли.

–А какова технология этого процесса — отбора сценария? Как это происходит в Москве?

–Сначала сценарную заявку на уровне синопсиса рассматривает даже не производящая студия, а телеканал. Если канал дает эфир, значит, фильм по этому сценарию будут снимать. То есть, среди множества заявок какой–то редактор телеканала отбирает одну и говорит: «Эта история нам подходит». Примерно так и было со мной. У меня приобрели сценарий, а потом через год звонят и говорят: «Поздравляем с премьерой, смотрите в эфире». Студия «Авангард» снимала для ВГТРК — «Телеканал Россия». В сентябре 2008 была премьера.

–Какие ощущения в связи с этим возникли?

–Уверенности в себе. Не самоуверенности, а уверенности. Что значит пробиться в Москву, куда не только кинематографисты бывшего СССР стремятся, но даже и Голливуд лезет, потому что там денег много? Пробиться туда и иметь возможность сказать, что мой фильм шел на центральном канале — это дорогого стоит. Ведь до этого у меня были небольшие работы в игровом и научно–популярном кино, по моим сценариям на «Беларусьфильме» было снято несколько короткометражек в одну, две части. Но, естественно, послужной список сценариста они украшали не сильно. А теперь со мной по–другому стали говорить. Ведь когда впервые отдаешь сценарий, куда бы то ни было, всегда спрашивают: «А что у вас уже поставлено?»

(Полная версия — в «НЭ» в № 6, 2010).

форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг