предыдущая следующая

Заметки на манжетах

9 июля 2019

НАТАЛЬЯ АГАФОНОВА

Нынешней весной фестиваль «Паўночнае ззянне» сместился на середину мая – прекрасную пору начала цветения. Оптимистический девиз «Усё магчыма!» задал тон событию, которое за последние пять лет все расширялось на нашем скудном киноландшафте. Сегодня это уже полноценный бренд, сопоставимый с «Лістападам».

Многое стало привычным – география фильмов из северных европейских стран и Балтии, мастер-классы, беларуска-ангельская камунікацыя (поэтому оставляю имена и названия без перевода). А еще – аншлаги в «Мире» на большинстве сеансов и ежегодные новации.

На этот раз фестивальная «крона» приросла аттрактивными киношоу в Минском планетарии, анимационной программой для детей Ззя-kids, специальной двухдневной ретроспективой фильмов латвийского режиссера Лайлы Пакальніня.

 

Про кино

И один в поле…

Эстонская мелодрама«Бяры ці бяжы» (рэжысёр Лійна Трышкіна-Ванхатала, 2018) про то, как не складывается семейный треугольник. Тридцатилетний строитель Эрик с вредными наклонностями делает невероятно нравственный шаг. Он забирает на воспитание свою (?) двухнедельную дочь в надежде, что его девушка скоро преодолеет послеродовую депрессию. Девушка вспомнила о дочери через три года.

Линия Эрик / дочь – сюжетообразующая. Мужчина натягивает на себя роль женщины и терпеливо, а иной раз на грани нервного срыва проходит сквозь бессонные ночи, безденежье, одиночество. Драматургическая «диаграмма» соответствует канонам сюжетосложения с непременными эмоциональными сгущениями, юмористическими «складками» и провокативными ходами. Композиционно фильм строго подчинен восхождению к кульминации, когда объявившаяся внезапно мать (естественно, устроившая свою жизнь в соседней Швеции) готова отстаивать право на ребенка в суде. Если анализ ДНК не подтвердит отцовство Эрика, то его драгоценная трехлетняя Май должна будет присоединиться к семье матери.

Зритель не узнал ни про ДНК, ни про место в Австралии, куда отец увез Май по «one way ticket», и атаковал этими вопросами продюсера фильма Іва Фельта. Потом разговор перешагнул рамку экрана. Выяснилось, что исполнитель главной роли пока детей не имеет, но блестяще справился с образом отца-одиночки, благодаря тонкому руководству режиссера. Малюсенькая актриса (новорожденная), естественно, подчинила съемочную группу своему жизненному графику, но в ряде сцен снялась ее дублер – кукла.

А еще продюсер сообщил, что «Бяры ці бяжы» успешно идет в прокате, и вообще эстонцы в последние годы заинтересовались своим кино.

***

Исландско-украинская картина «Жанчына абвяшчае вайну» (рэжысёр Бенедыкт Эрлінгсан, 2018) – триумф зрелищности, сцепленной с лихостью действия и утонченной травестийностью. Словом, есть на что посмотреть и зрителю «неискушенному», и «киноману». Вертолеты, дроны и… съемочные камеры бороздят пространство, подхлестывая события и одновременно экспонируя могучий ландшафт Исландии. Стрелы арбалета, зубастый диск пилы по металлу, стальные жилы высоковольтных линий добавляют зрелищного эффекта – особенно в руках упрямой мужественной Хатлы – дамы серьезного возраста, а на самом деле супермена, восставшего против нашествия индустрии, а значит – против капитала. Диверсионно-спасательным выпадам Хатлы «аккомпанирует» юмористический образ мирно путешествующего иностранного туриста.

Еще Хатла – хормейстер, и музыкальное сопровождение очень важный эмоциональный, смысловой комментарий и даже «архитектурный» компонент в фильме «Жанчына абвяшчае вайну». Ей постоянно подыгрывают и подпевают. Инструменталисты (фортепиано, аккордеон, барабан, туба) и вокалисты (трио украинских девушек) безапелляционно размещаются в кадре с героиней, задавая ритм и… тембр экранному повествованию: Хатла идет, Хатла намеревается, Хатла настораживается…

Финальный эпизод – почти апокалипсис. Героиня приезжает в истерзанную войной Восточную Украину, чтобы удочерить осиротевшую девочку. По дороге назад в аэропорт дряхлый автобус останавливается из-за наводнения. Все пассажиры пытаются перейти то ли озеро, то ли море. К ним присоединяются и музыканты, потерявшие инструменты, и умолкнувшее певчее трио. А вода все бескрайнее, все глубже – глобальный потоп как предчувствие этнокультурной, социальной, экологической катастрофы…

***

Авторы документального фильма «Рэфармістка»(рэжысёр Мары Скаўгорд, 2019) надавливают на болезненную точку датской толерантности по оси лютеранство – ислам.

Шерин Ханкан – имам (возможно, самозваный). Она пытается интерпретировать Коран согласно демократическим традициям и старается действовать: расторгает мусульманские браки, высвобождая женщин из семейных уз нелюбви как из неволи; заключает смешанные христианско-мусульманские союзы по любви. Шерин расшатывает вековые религиозные каноны, ограничивающие элементарное право женщины не быть проданной жениху, не быть пленницей нелюбимого мужа, не быть заложницей догматического истолкования мужского превосходства во всем.

Шерин находит основания для подобной либерализации в Коране (что очень важно) и открывает особую мечеть.

Фильм – драматическая история Шерин, воспитанной в смешанной семье эмигрантов из Сирии и Финляндии. Своего мужа (мусульманина?) она удержать / убедить не смогла, сделав предложенный им радикальный выбор в пользу своей мечты – особой мечети. Потом Шерин не смогла удержать и своих первых единомышленников, сплотившихся поначалу в этой особой мечети. Но опять начала возводить свою мечту-мечеть в тисках жесткой исламской традиции и в настороженном лютеранском окружении одновременно…

 

«Старик и море»

Норвежская документальная картина «Куды вяртаецца чалавек» (рэжысёр Эгіл Хошульд Ларсэн, 2019) своей поэтикой приближается к экзистенциальному эпосу Виктора Аслюка.

75-летний Стейнар живет один на краю света. Он – частица скудного и прекрасного северного ландшафта: «рассыпанная» по побережью скалистая твердь, нервное море, неутомимый ветер, призрачное небо. Пейзажи в фильме как у Вернера Херцога свидетельствуют то ли о прото-, то ли о постцивилизации. А Стейнар – то ли первый, то ли последний человек на земле. Он добывает себе деликатесную снедь (рыба, тюлень, краб) непосредственно из воды или из-подо льда. Он наблюдает за расселеньем птиц, заботится о старой собаке Тусси. Он иногда отвечает по сотовому (дочери?). Он дышит, движется, существует – как чайки, как волны, как снег…

Изысканное черно-белое изображение с мерцающими оттенками веселящегося серебристого и матового жемчужно-серого иногда соединяется с тишиной, чаще – с голосами природы. Могучий, необузданный северный край стал укромной обителью старика. И это не возвышенная поэзия, а осознанный выбор. Стейнар много лет проработал в рудниках. Теперь он окутан воздухом и пронизан светом.

…Говорят – трудно первые сто лет (смайлик).

Фото с Northern Lights Nordic-Baltic Film Festival in Belarus в ФБ.

Полная версия – в «НЭ» № 6, 2019.


форма заказа
Прайс-листы

Предлагаем вашему вниманию прайс-листы на оказание различных видов производственных услуг